Город-организатор:
Лос-Анджелес
Страна:
США
Страны-участницы:
140
Количество атлетов:
6829 (5263 мужчины, 1566 женщин)
Видов спорта:
23
Разыгрывающихся комплектов медалей:
221
Церемония открытия:
28 июля 1984
Открывал:
Рональд Рейган
Церемония закрытия:
12 августа 1984
Олимпийский огонь:
Рафер Джонсон (десятиборье)
Олимпийская клятва:
Эдвин Мозес (лёгкая атлетика)
Стадион:
Лос-Анджелес Мемориал Колизеум
Наверх ↑

Лос-Анджелес 1984

XXIII Летние Олимпийские игры проводились в Лос-Анджелесе (штат Калифорния, США) с 28 июля по 12 августа 1984 года.

Выбор города

После сообщений о крупных финансовых потерях организаторов Летних Олимпийских игр 1976 года в Монреале (выплату долга в $5 млрд. Канада закончила только в 2006 году), лишь Лос-Анджелес и Нью-Йорк выразили заинтересованность в проведении Игр 1984 года. Регламентом Международного Олимпийского комитета запрещено участие в предвыборной гонке городов из одной страны. Поэтому Олимпийский комитет США провёл внутренние выборы, по итогам которых и определился город-хозяин Олимпиады. Голосование завершилось победой Лос-Анджелеса.

Бойкот Игр

8 мая 1984 года Олимпийский комитет СССР объявил о бойкоте Игр в США. Фактически это был ответный ход СССР на американский бойкот Олимпиады-80, но официальной причиной была названа опасность, угрожавшая советским спортсменам в столице Калифорнии. В советских СМИ сообщалось, что в Лос-Анджелес "стекаются профессиональные гангстеры со всех концов Канады, Латинской Америки и Японии. Полиция боится даже показаться во многих районах города, которые полностью контролируют организованные банды". Решение Москвы о бойкоте поддержали почти все страны соцблока (Афганистан, Болгария, Куба, Чехословакия, Эфиопия, ГДР, Венгрия, КНДР, Лаос, Монголия, Польша, Верхняя Вольта, Вьетнам, Демократическая Республика Йемен), за исключением Румынии. В результате румынская делегация стала второй после США по числу завоеванных золотых медалей. А Рональд Рейган вновь получил дополнительные голоса после мощнейшей PR-кампании, в которой не последнюю роль играли успехи американцев на Играх, и выиграл президентские выборы 1984 года.

Рональд Рейган с супругой
Рональд Рейган с супругой

Даже сейчас, спустя двадцать лет, трудно сказать, был ли этот бойкот тщательно спланированной акцией или решение о нем приняли в последний момент. С одной стороны, есть, например, известные слова члена Политбюро ЦК КПСС Гейдара Алиева, сказанные им 20 декабря 1982 года на встрече в Кремле с президентом МОК Хуаном Антонио Самаранчем: «Мы готовимся к Играм в Лос-Анджелесе. И хотя до нас доходят разговоры о возможном бойкоте с нашей стороны, мы никогда не опустимся до уровня Картера» (в 1980 году по призыву президента США Джимми Картера 36 стран бойкотировали Олимпиаду в Москве).

В Олимпийском комитете России сохранились десятки папок с документами, не оставляющими сомнений в том, что советские спортсмены готовились участвовать в Играх-84 и в эту подготовку вкладывались огромные средства…

Но в этих же папках можно отыскать немало «рекомендаций» и «планов мероприятий», присланных на имя тогдашнего председателя Спорткомитета СССР Марата Грамова из ЦК КПСС и КГБ. Своеобразные руководства к действию на период подготовки к Олимпиаде: неустанно критиковать организаторов Игр-84 всеми имеющимися средствами.

Еще за семь месяцев до упомянутого высказывания Алиева вице-президент Международного олимпийского комитета Виталий Смирнов обрушил с трибуны 85-й сессии МОК шквал критики на хозяев предстоящей Олимпиады. Они, по его мнению, установили слишком высокие цены за проживание атлетов в Олимпийской деревне, что поставило под сомнение возможность поездки в Лос-Анджелес команд Восточной Европы и Африки. Вызывающим назвал Смирнов и решение Лос-Анджелеса не проводить предолимпийские соревнования...

В октябре 1983 года в США вылетела советская делегация во главе с заместителем председателя Спорткомитета СССР Анатолием Колесовым.

Впечатления, привезенные оттуда, скорее всего, и решили судьбу советских олимпийцев-84.

Организаторы Игр почему-то не разрешили советской делегации лететь в Лос-Анджелес чартерными рейсами «Аэрофлота». Только до Нью-Йорка с пересадкой в американские самолеты. Отказались они также принять в порту Лос-Анджелеса советский теплоход «Грузия», который намеревался встать там на время Игр (как это было, например, в 1956 году в Мельбурне или в 76-м — в Монреале). Наконец, в категоричной форме потребовали заранее отправить в посольство США в Москве списки с фамилиями всех членов советской олимпийской делегации. В СССР это требование расценили как прямое оскорбление, поскольку, по существующим олимпийским правилам, участники Игр въезжают в страну — хозяйку Игр не по визам, а по олимпийским удостоверениям.

Ночной Лос-Анджелес вид
Вид ночного Лос-Анджелеса, кишащего, если верить советской прессе, "гангстерами со всех концов Канады, Латинской Америки и Японии"

Однако главным аргументом, повлиявшим на настроение советских гостей оргкомитета Олимпиады-84, стало, по словам Колесова, отсутствие письменных гарантий (на государственном уровне) безопасности для олимпийцев из СССР.

ОКО ЗА ОКО

29 апреля 1984 года

Председатель Комитета по физической культуре и спорту при Совете Министров СССР Марат Грамов направил записку в ЦК КПСС «О сложившейся ситуации в связи с Олимпийскими играми в Лос-Анджелесе».

В ней были изложены главные требования к организаторам Игр-84: письменная гарантия безопасности на государственном уровне, недопущение шантажа и враждебных акций.

5 мая 1984 года

Генеральный секретарь ЦК КПСС Константин Черненко подписал постановление Политбюро о неучастии советской команды в летних Олимпийских играх в Лос-Анджелесе. Исторический документ состоял из четырех пунктов:

1. Считать нецелесообразным участие советских спортсменов в Олимпийских играх в Лос-Анджелесе ввиду грубого нарушения американской стороной Олимпийской хартии, отсутствия должных мер обеспечения безопасности для делегации СССР и развернутой в США антисоветской кампании.

2. Отделам пропаганды, внешнеполитической пропаганды, Международному отделу, Отделу ЦК КПСС совместно со Спорткомитетом СССР, МИД СССР и КГБ СССР подготовить соответствующие документы Национального олимпийского комитета СССР, имея в виду опубликовать их в конце мая 1984 г. Разработать пропагандистские меры, которые позволили бы создать благоприятное для нас общественное мнение в мире и убедительно показать ответственность США за неучастие советских спортсменов в Олимпийских играх.

3. В доверительном порядке информировать ЦК братских партий социалистических стран о нашей позиции и высказать просьбу о ее поддержке.

Провести в мае 1984 г. в г. Москве рабочую встречу представителей ЦК братских партий социалистических стран.

4. Положительно отнестись к предложению Спорткомитета СССР о проведении в 1984 году в социалистических странах спортивных соревнований по олимпийской программе. Внести указанный вопрос на обсуждение встречи представителей ЦК братских стран.

8 мая 1984 года

Более 400 участников пленума НОК СССР единогласно проголосовали за то, чтобы не посылать советских олимпийцев в Лос-Анджелес. Это решение, разумеется, было принято «по просьбе трудящихся» и «дружно поддержано всеми советскими спортсменами». Однако нетрудно увидеть за ним реванш за отказ американцев от Олимпиады-80, желание советских властей отквитаться, отомстить за обиду четырехлетней давности. По-русски это называется «око за око, зуб за зуб».

РЕЙГАН МОГ СПАСТИ ЭТИ ИГРЫ

Вспоминает Анатолий Колесов:

— Вы бы видели, как голосовали участники пленума! После слов Грамова: «Кто за то, чтобы не участвовать в Играх?», я посмотрел в зал – все подняли руки, но опустили лица. Стыдно было… Мы ощущали себя преступниками. В первую очередь перед спортсменами, которые собственное здоровье положили на то, чтобы отобраться на эту Олимпиаду. В любительском спорте нет ничего выше Олимпиады, а мы отняли ее у этих молодых людей. Целое поколение спортсменов тогда погибло. У многих сломалась судьба…

Вспоминает Людмила Кондратьева, олимпийская чемпионка-80 в беге на 100 м:

— О том, что Игры в США пройдут без нас, я узнала от массажиста команды на предолимпийских сборах в Болгарии. Первая реакция: этого не может быть! Сразу же включила радио, а там как раз передают официальное сообщение, что Советский Союз отказался от поездки на Олимпиаду.

С той минуты сезон для меня закончился, пропала всякая охота тренироваться. Ладно я, в моей жизни уже были Олимпийские игры, а каково было тем, кто только собирался стать олимпийцем! На них было страшно смотреть…

Вернулись домой, а там уже полным ходом развернулась мощная антиолимпийская кампания с привлечением известных спортсменов: мол, правильное решение, ехать в Лос-Анджелес небезопасно и прочая чушь. Меня, кстати, тоже подключали. Журналисты сочиняли тексты, а мы подписывали. А что было делать? Время было такое. Но если честно, ни тогда, ни сейчас не знаю ни одного спортсмена, кто в самом деле бы так считал…

Людмила Кондратьева CCCР легкая атлетика Lyudmila Kondratyeva USSR
Людмила Кондратьева

Вспоминает Хуан Антонио Самаранч:

— Утром 8 мая я был в нью-йоркском аэропорту. Ждал посадки на рейс в Вашингтон, где договорился о встрече с президентом США Рональдом Рейганом: надеялся получить от него официальные гарантии безопасности для олимпийцев. Когда мне сообщили о том, что в Москве экстренно созван пленум НОК, сразу понял, что должно произойти наихудшее. И действительно, через час в Вашингтоне узнал о бойкоте. Рейган тоже был расстроен. «Давайте я лично приглашу Черненко вместе со мной возглавить церемонию открытия Игр в Лос-Анджелесе», — неожиданно предложил он. Это было, на мой взгляд, спасительное решение, и я ухватился за него: «Если вы напишете такое послание советскому руководителю, готов прямо сегодня вылететь в Москву, чтобы передать его». Но в этот момент вмешался кто-то из помощников Рейгана: «Это решение весьма деликатное, господин президент, — сказал он. — Прежде чем принять его, неплохо бы посоветоваться с госсекретарем…»

Потом мы стали говорить на другие темы, а когда, прощаясь, я напомнил президенту о письме Черненко, услышал, увы, дипломатический ответ…

10 мая 1984 года

Самаранч прилетел в Москву, надеясь на встречу с Черненко. Четыре года назад, когда была бойкотирована московская Олимпиада, его принял Брежнев, но на этот раз вместо генерального секретаря маркизу предложили заместителя председателя Совмина СССР Николая Талызина, который не имел к обсуждаемому вопросу никакого отношения. Это было уже само по себе оскорбительно для президента МОК. Высокий советский чиновник получил четкое и единственное задание — огласить решение политбюро. А потому вел себя соответственно. Вот небольшая выдержка из стенограммы беседы.

Самаранч: «Вы имеете отношение к международным спортивным связям?»

Талызин: «Имею. У меня функции в правительстве такие: я занимаюсь Советом экономической взаимопомощи. В рамках СЭВ решаются только экономические вопросы. Мы организуем совместными усилиями крупные экономические проекты. В свое время совместными усилиями мы построили нефтепровод из Сибири в социалистические страны, газопровод, ряд других объектов… Господин Самаранч, у нас нет определенного порядка встречи. Может быть, сначала вы сами скажете…»

Спустя неделю оскорбленный президент МОК скажет: «Я знал, что из этого ничего не получится. Поехал в Москву только для истории. Я должен был показать, что сделал все возможное». А еще позднее, говорят, в приватной беседе в кругу близких Самаранч подвел итог советского бойкота: «Пошли они к черту. Проигравшая сторона — это они».

ЧЕРНЕНКО СЫГРАЛ ЗА АМЕРИКАНЦЕВ

Вспоминает Вячеслав Платонов, бывший старший тренер сборной СССР по волейболу:

— Нам долго внушали: спорт вне политики. Внушали те, кто сам жил по законам двойной морали. В 80-м у них спорт был вне политики, а в 84-м — наоборот… У меня нет сомнений в том, что председатель Госкомспорта СССР Марат Грамов сам не хотел везти команду в Лос-Анджелес. Зимой 84-го он проиграл по золотым медалям Игры в Сараево, и второе подряд крупное поражение (не американцам даже, а восточным немцам) наверняка стоило бы ему должности. Ни о чем ином не мог заботиться этот «брошенный на спорт» замзавотделом ЦК, чей запас спортивных терминов состоял из слов типа «волетбол» да «лесопед».

Марат Грамов
Марат Грамов руководил Олимпийским комитетом СССР с 1983 по 1990 год и успел перечеркнуть карьеру множества советских спортсменов

Вспоминает Владимир Парфенович, трехкратный олимпийский чемпион по гребле на байдарках:

— Я ушел из спорта в 1984 году в 26 лет, поскольку потерял веру. Политики отняли у нас Олимпиаду. Меня это известие в полном смысле слова подкосило. Ведь большой спорт — это горький пот, который глотаешь ради одной цели — Олимпийских игр. Я ушел, потому что не смог поверить, что доживу как спортсмен до следующих Игр. Да и сомневался: один раз отняли – где гарантия, что не сделают подобного вторично?

Вспоминает Константин Волков, серебряный призер Олимпиады-80 по прыжкам с шестом:

— Мы были на сборах в Сочи, когда нам объявили, что на Олимпиаду мы не поедем. Для всех это был удар, извините, гораздо ниже пояса. Мы все высказывались в открытую против такого решения, против нелепых доводов — тем более что незадолго до этого многие легкоатлеты вернулись из Америки. Но нас никто не слушал. Сборная стала практически неуправляемой, никто не хотел тренироваться. Многие, чего скрывать, просто запили.

Вспоминает Анатолий Колесов:

— Я бы не сказал, что Грамов был категорически против нашего участия в этих Играх, но он колебался и относился ко всему с большой настороженностью. Понять его было можно: на него оказывалось колоссальное давление сверху. Практически каждую неделю поступали директивы из ЦК КПСС и КГБ.

Я постоянно убеждал его в том, что в Лос-Анджелес надо обязательно лететь, поскольку ситуация тогда складывалась явно в нашу пользу. После Олимпиады-80 мы получили прекрасное финансирование, у нас были суперсовременные спортсооружения, оборудованные тренировочные базы. Результаты спортивного сезона-83 говорили о том, что на Играх-84 советская команда могла реально выйти на 62 золотые медали (против 40 сборной ГДР и 36–38 американских). Наша победа в Лос-Анджелесе перечеркнула бы все! Все остальное показалось бы мелочью… Я был уверен, что мы выиграем. Игры 1988 года в Сеуле потом подтвердили мою правоту: там «на старых дрожжах», по инерции мы в пух и прах разбили всех…

Но, увы, Грамов был человеком зависимым. Незадолго до решения о бойкоте в Праге по инициативе Самаранча состоялось совещание руководителей НОК соцстран, где мы вновь заявили о своей готовности выступить в Лос-Анджелесе. После него я взял недельный отпуск, а когда вышел на работу и увидел Грамова, сразу понял, что дело швах. Он был мрачнее тучи… Состоявшийся через несколько дней пленум НОК стал пустой формальностью...

18 августа 1984 года

Грустной иронией прозвучали слова диктора на Олимпийском стадионе в Лос-Анджелесе во время закрытия XXIII Олимпиады:

— Спасибо вам, генеральный секретарь ЦК КПСС товарищ Черненко, за то, что вы завоевали для США больше золотых медалей, чем любой спортсмен за всю историю...

Константин Черненко фото
Константин Черненко

К слову, в 1998 году в Венгрии все спортсмены, вынужденно оказавшиеся за бортом Олимпиады-84, получили денежную компенсацию за моральный ущерб.

Кроме стран социалистического блока в числе участников бойкота XXIII Олимпийских игр в Лос-Анджелесе оказались Ливия и Иран — последний, таким образом, пропустил и Москву-80, и Лос-Анджелес-84. Дополнительную сложность для участия Ирана в олимпийском движении представляла его жёсткая позиция по бойкоту любых спортивных состязаний, в которых выступает Израиль.

Однако именно в 1984 году в летней Олимпиаде после 32-летнего отсутствия приняла участие сборная КНР, до того бойкотировавшая олимпийское движение из-за частичного международного признания Тайваня, а также возобновила своё участие в играх и сборная Тайваня под именем англ. Chinese Taipei и специальным негосударственным флагом. Всего в американской Олимпиаде приняли участие атлеты из 140 стран мира.

В результате двух взаимных бойкотов Олимпийских игр со стороны СССР и США по инициативе Теда Тёрнера возникли Игры доброй воли, к настоящему времени прекращённые. А в устав МОК с подачи тогдашнего президента МОК Самаранча были внесены дополнительные статьи о серьёзных санкциях в отношении НОК страны, которая попытается выступить с бойкотом, вплоть до дисквалификации соответствующей сборной на одну или несколько будущих Олимпиад, приостановки членства или полного исключения страны из Международного олимпийского комитета.

Символика

16 знаменитых художников разрабатывали 15 постеров для XXIII Летних Олимпийских игр. Впоследствии плакаты были подписаны Джоном Бальдессари, Дженнифер Бартлетом, Джонатаном Бофски, Априлем Грейманом и Джейми Оджерсом, Раймондом Сондерсом и Гарри Винограндом.

Плакат Олимпийских игр 1984 года в Лос Анджелесе

Основным изображением на эмблеме и постерах Олимпиады стала звезда красного, белого и синего цветов - узнаваемая во всем мире символика национального флага США.

Талисман

Талисманом XXIII Летних Олимпийских игр стал Орлёнок Сэм. Орёл является национальным символом Соединённых Штатов Америки. Кроме того, в данном талисмане заложен и другой образ, благодаря которому он и получил своё имя. Художники компании Walt Disney нарисовали орлёнка в цилиндре, окрашенном в цвета американского флага, точно таком, как на знаменитом Дядюшке Сэме.

Орлёнок Сэм

Талисман Олимпийских игр 1984 года в Лос Анджелесе

Результат Игр

В отсутствие сборной СССР, а также других сборных соцлагеря, претендовавших на достаточное количество наград (ГДР, Венгрия, Болгария, Куба), в неофициальном медальном зачёте с огромным отрывом победила сборная США. Американские спортсмены в Лос-Анджелесе выиграли 83 золотых, 61 серебряную и 30 бронзовых медалей, что в три раза превышает результат ближайшего преследователя - команды Румынии (20-16-17).

Таким образом, американцы завоевали на 3 золотых медали больше, чем сборная СССР в 1980 году в Москве (по общему количеству наград американцы уступили рекорду советской сборной 21 медаль). Рекорд американцев по количеству золотых наград остаётся высшим достижением в истории Олимпийских игр и в обозримом будущем вряд ли будет побит.

Виды спорта